«Эконс»: Скрытые истоки неравенства

92
13 минут
«Эконс»: Скрытые истоки неравенства

За последние 40 лет доходное неравенство в мире почти удвоилось

«Эконс»/Econs, Власта Демьяненко, 12.10.2022

Вопреки распространенному мнению, более низкий уровень неравенства в Европе в сравнении с США нельзя объяснить тем, что в Европе выше налоги и перераспределение: наоборот, в США богатые платят больше. Меньшее неравенство доходов обусловлено более высоким равенством возможностей.

За последние 40 лет доходное неравенство в мире почти удвоилось. В 2020 г. внутри стран доходы 10% наиболее обеспеченных людей в среднем в 15 раз превосходили доходы 50% населения, которые относятся к нижней части распределения доходов, в то время как в 1980 г., по данным Лаборатории мирового неравенства (World Inequality Lab – WIL), это соотношение составляло 8,5. При этом доходное неравенство между регионами разительно отличается. Так, в европейских экономиках, где, по оценке WIL, оно самое низкое в мире, доходы 10% самых богатых превосходят доходы 50% населения с низкими доходами в 6–10 раз, в России – в 14 раз, в то время как в Марокко, где уровень неравенства один из самых высоких, – в 18 раз. Почти во столько же – в 17 раз – доходы топ-10% превышают доходы нижних 50% в крупнейшей экономике мира – США.

Неравенство в США росло быстрее, чем в Европе. Так, доля национального дохода, приходившаяся на топ-1% населения в Европе до уплаты налогов и их распределения, увеличилась с 1980 по 2017 г. с 8% до 11%, а в США практически удвоилась, поднявшись с 11% до 21%. После перераспределения налоговых поступлений и перечисления всех трансфертов низкодоходным группам у топ-1% в Европе оставалось в 2017 г. 9% национального дохода, в США почти вдвое больше – 16%, подсчитали Тома Бланше и Лука Шансель из Лаборатории мирового неравенства и Амори Гетен из Парижской школы экономики в новой работе, опубликованной в одном из ведущих мировых научных журналов – Applied Economics.

Собрав первую в истории базу всех доступных данных по доходному неравенству в 26 европейских странах с 1980 по 2017 г., Бланше и его соавторы сравнили ее с аналогичной базой данных по США, которую в 2018 г. вместе с соавторами составил французский экономист Тома Пикетти, получивший мировую славу после публикации своего бестселлера об углублении глобального имущественного неравенства «Капитал в XXI веке».

Исследователи пришли к выводу, что основная причина более низкого неравенства в Европе и относительно успешного сопротивления его росту имеет мало общего с прямым влиянием налогов и трансфертов. Хотя страны Западной и Северной Европы перераспределяют большую часть национального дохода, чем Соединенные Штаты (около 47% против 28%), это не объясняет разрыва между уровнями неравенства после вычета налогов в Европе и США. Даже наоборот: с учетом всех косвенных налогов и трансфертов США перераспределяют в пользу нижних на 50% больше, чем любая европейская страна.

Этот факт рушит привычное представление о том, что действенным способом борьбы с неравенством служит перераспределительная налоговая политика, пришли к выводу исследователи. Оказалось, что прогрессивное налогообложение, которое подразумевает, что люди с более высокими доходами платят больше налогов, объясняет только около 40% разрыва в доходном неравенстве между Европой и США.

Это значит, что меньшим неравенством Европа обязана не перераспределению доходов (redistribution), а так называемому «предраспределению» (predistribution) – политике, которая направлена на создание условий для более равномерного распределения доходов до налогообложения. К таким механизмам Бланше и его соавторы относят регулирование рынка труда, механизмы защиты прав работников и установление минимальной заработной платы, а также антимонопольное регулирование, инвестиции в образование и здравоохранение, которые дают равный доступ к этим услугам всем слоям населения и позволяют получить людям из «низов» более высокооплачиваемую работу.

2022-11-04_Эконс_Скрытые_истоки_неравенства_02.jpg

Налоги США и Европы

Системы налогообложения, как в США, так и в Европе, в последние четыре десятилетия стали менее прогрессивными, отмечают авторы исследования. Максимальная предельная ставка федерального подоходного налога в США упала в среднем с 80% в 1950–1980 гг. до 37%, а ставка корпоративного налога законом от 2017 г. была снижена с 35% до 21%. В Европе ставки корпоративного налога также снизились в среднем с 50% в 1980 г. до 25%, что принесло пользу более богатым гражданам. За этот же период в Европе значительно увеличились налоги на потребление, которые ложатся более тяжелым бременем на бедных, поскольку они тратят на потребление более высокую долю своего дохода.

Доходы и их рост: США vs Европа

По уровню национального дохода в расчете на каждого взрослого человека США намного богаче Европы: в США в 2017 г. он составлял в среднем 52700 евро против 44900 евро в Северной Европе, 35300 и 21700 евро в Западной и Восточной Европе соответственно (по паритету покупательной способности, 2017 г.). Среди 27 экономик в выборке исследования (26 европейских стран и США) выше, чем в США, средний доход только в Люксембурге (102000 евро) и Норвегии (55000 евро).

Однако за средними цифрами скрывается значительная неоднородность дохода разных групп населения. Так, для нижних 50% населения средний доход на человека составляет в США 12300 евро – против 21600, 14600 и 8700 евро в Северной, Западной и Восточной Европе соответственно. Это означает, что на долю половины населения, находящегося в нижней части распределения доходов, в США приходится лишь немногим более одной десятой национального дохода (11,7%) – вдвое меньше, чем в Европе, где эта доля составляет от одной пятой до почти четверти (от 20,1% и 20,8% в Восточной и Западной Европе соответственно до 24,1% в более богатых северноевропейских странах). В целом нижние 50% населения США беднее, чем в европейской стране с наибольшим уровнем неравенства – Сербии, где на долю нижней по доходам половины населения приходится 16% национального дохода.

Эти различия еще более заметны в самом низу доходного распределения: средний доход беднейших 20% в Северной Европе в 2017 г. составлял 11600 евро, что более чем втрое превышает аналогичный показатель в США – 3800 евро, который, в свою очередь, лишь немногим выше, чем в наиболее бедном, восточном регионе Европы (3100 евро). При этом доля дохода, приходящаяся на средние 40% населения (с 4-го по 7-й дециль), на обоих континентах примерно сопоставима (хотя в абсолютных цифрах выше в США): 40,5% (53300 евро на человека) в США, 45,1% (50600 евро) в Северной Европе, 44,5% (39200 евро) в Западной и 44,3% (24100 евро) в Восточной. Однако на верхних уровнях доходной лестницы контраст между США и Европой так же разителен, как и на нижних: на топ-10% в США приходится почти половина национального дохода (47,8%) против порядка трети в Европе (30,8% – 35,6%), на топ-1% – более одной пятой (21,1%), что примерно вдвое больше, чем в Европе (8,8% – 12%).

В абсолютных цифрах самые богатые американцы в разы богаче самых богатых европейцев: например, средний доход в топ-0,1% в США составляет 5,2 млн евро, что в 4,6 раза больше, чем в наиболее богатых северном и западном регионах Европы, и почти в 6 раз больше, чем в Восточной Европе. А уровень дохода богатейшего топ-0,001% в США – 92 млн евро – превышает европейский в 10 раз.

Европейские страны с самой низкой долей национального дохода, приходящегося на топ-1%, – это Нидерланды, Словения, Исландия, Бельгия и Финляндия (менее 9%), а в странах с самой высокой концентрацией богатства – Германии, Великобритании, Греции и Польше (13–15% у топ-1%) – она намного ниже, чем в США, где на долю топ-1% приходится более 21% национального дохода. На 0,1% самых богатых людей США приходится десятая часть национального дохода (9,8%) – в 2,5–4 раза больше, чем в регионах Европы.

Таким образом, в то время как США являются более богатыми в расчете национального дохода на каждого взрослого в среднем, самый низкий доход в США едва превышает уровень, наблюдаемый в наиболее бедных странах Восточной Европы. Напротив, более низкие уровни неравенства и более высокие доходы средних групп, наблюдаемые в Северной Европе, предполагают значительно более высокий уровень жизни для большинства населения, чем в США, отмечают авторы исследования.

Национальный доход последние четыре десятилетия рос умеренными темпами, как в Европе, так и в США: в среднем на 1% ежегодно в Западной Европе, на 1,2% в Восточной, на 1,4% в США и на 1,8% в Северной Европе. Однако во всех регионах темпы роста дохода были заметно выше по мере продвижения к верхней границе распределения.

2022-11-04_Эконс_Скрытые_истоки_неравенства_03.jpg

Так, средний доход до уплаты налогов топ-1% самых богатых людей рос на 1,9% в год в Западной Европе, на 3,2% в Северной, на 3,3% в Соединенных Штатах и на 3,8% в Восточной Европе. В группах со средним уровнем дохода он рос темпами, близкими к среднему показателю для всего населения в целом. А самые бедные 20% выиграли от роста национального дохода меньше всех остальных: их средний доход рос на 1,2% в год в среднем в Северной Европе и на 0,7% в Западной, то есть медленнее, чем рост дохода всего населения в целом, в то время как в Восточной Европе и в США – вообще уменьшался со средней скоростью на 1,3% и на 1,1% в год соответственно.

Хотя средний доход до уплаты налогов 50% самых высокооплачиваемых американцев увеличился более чем вдвое с 1980 г., доход беднейшей половины вырос всего на 3%. В Европе доход беднейшей половины населения до вычета налогов за тот же период вырос на 40% – более чем в десять раз больше, чем в США, хотя ниже общего роста доходов в Европе в целом.

При этом с 2007 по 2017 г., когда Европа переживала «потерянное десятилетие» из-за посткризисной стагнации, сокращение доходов 20% наиболее бедных слоев населения наибольшим было в США: в этот период они ежегодно падали на 2,9%, в то время как в Северной и Западной Европе снижались гораздо более скромными темпами – на 0,5% и 0,6% в год соответственно. Доходы топ-1% в тот же период 2007–2017 гг. в США, напротив, увеличивались на 1% в год, тогда как в Северной и Западной Европе они, наоборот, ежегодно сокращались на 0,6% и 0,3% соответственно. Правда, в Восточной Европе они росли, причем даже быстрее, чем в США, – на 1,1% в год.

Таким образом, в Европе финансовый кризис в целом остановил рост неравенства между самыми богатыми и самыми бедными, однако разрыв между бедными и средним классом увеличивался, в США разрыв между бедными и богатыми продолжал увеличиваться. В итоге за последние четыре десятилетия доля национального дохода, приходящаяся на нижние 50% населения, в Европе в целом сократилась на 1 процентный пункт до 17%, а в США – почти вдвое, до менее 12% в 2017 г. В 1980 г. эти доли были примерно равны: 18% в Европе и 20% в США.

Налоговый парадокс

Европа перераспределяет намного большую часть национального дохода, чем США: в 2007–2017 гг. налоги и социальные отчисления в Европе составляли почти половину (47%) национального дохода против чуть более четверти (28%) в США. США собирают налогов меньше, чем любая европейская страна, начиная с Румынии – страны с самыми низкими в Европе налоговыми поступлениями (32% национального дохода, максимальная доля – у Дании, 57%).

Этот разрыв между США и Европой обусловлен двумя компонентами доходов: социальными отчислениями, которые составляют 19% национального дохода в Европе по сравнению с 8% в Соединенных Штатах, и косвенными налогами – 14% против 7%. И США, и Европа получают сопоставимые отчисления от подоходного налога и налога на богатство (10–11%) и от налога на прибыль (3%).

Однако, несмотря на то, что в целом объем уплачиваемых налогов в Соединенных Штатах меньше, чем в Европе, профиль налогообложения в США однозначно более прогрессивен. Средняя налоговая ставка для топ-1% в США выше 30%, что сопоставимо с Западной и Северной Европой, но в то же время средняя налоговая ставка для групп с наименьшими доходами в США почти вдвое ниже, чем в Европе.

Соотношение общей налоговой нагрузки для топ-10% самых богатых и для нижних 50% во многих европейских странах близко к единице, рассчитали исследователи, – что соответствует относительно плоской налоговой системе, в которой группы с самым высоким доходом облагаются налогом по той же ставке, что и самые бедные. По этому показателю европейской страной с самой прогрессивной системой налогообложения является Великобритания, за которой следуют Норвегия, Чехия и Франция; при этом ряд стран Восточной Европы отличается регрессивными налоговыми системами.

США же среди 27 рассмотренных экономик выделяются как страна с самым высоким уровнем прогрессивности налоговой нагрузки: налоговая ставка для топ-10% в США более чем на 70% выше, чем у беднейшей половины населения, – за счет того, что верхний доходный дециль выплачивает наибольшую долю своего дохода в виде подоходного налога и налога на богатство (см. график ниже).

2022-11-04_Эконс_Скрытые_истоки_неравенства_04.jpg

Более того: при меньшем совокупном объеме перераспределения, США перенаправляют в пользу нижних пяти доходных децилей более высокую долю национального дохода, чем любая из европейских стран. После уплаты всех налогов и получения всех полагающихся трансфертов нижние 50% в США получают около 11% всего национального дохода, в то время как европейские страны перенаправляют своим 50% наиболее бедным от 5% до 10% национального дохода. Средние 40% (4–7-й дециль) в США выигрывают от перераспределения также больше, чем в Европе (получая соответственно 2% и менее 1% национального дохода). При этом после вычета всех налогов средний доход топ-10% в США сокращается на 8% против сокращения примерно на 4% в Северной и Западной Европе и на 3% в Восточной.

Тем не менее высокие налоги лишь частично сокращают разницу в неравенстве между США и Европой. Так, в 2017 г. доля нижних 50% в национальном доходе возрастала после перераспределения с 17% до 20% в Европе, в США – с 12% до сопоставимых с Европой 18%, при этом доля топ-10% в США сокращалась вдвое больше, чем в Европе. Однако этим не объяснить более низкий уровень неравенства в Европе, отмечают Бланше и его соавторы: главная причина разрыва в уровне неравенства между США и Европой – не в перераспределительной политике, а в том, что неравенство в США гораздо выше до распределения доходов.

2022-11-04_Эконс_Скрытые_истоки_неравенства_05.jpg

Подсчеты французских экономистов резко расходятся с выводами предыдущих исследований (см., например, здесь и здесь), согласно которым проблему неравенства можно решить, повысив объем перераспределяемых ресурсов в стране с высоким неравенством до уровня, который наблюдается в странах с более низким неравенством. Новое исследование показывает, что политика, направленная на сокращение неравенства еще до перераспределения, как минимум не менее значима для этого сокращения, чем налоги и трансферты. В более высоком неравенстве в США в сравнении с Европой политика «предраспределения» – меры, которые способствуют более равному и высокому уровню доходов среди групп населения, – объясняет более половины этого разрыва.

Таким образом, относительная резистентность Европы к росту неравенства имеет мало отношения к прямому эффекту налогов и трансфертов, заключают исследователи. Европа остается регионом с самым низким уровнем неравенства в мире благодаря более справедливому распределению доходов до налогообложения, предоставляя относительно равный доступ к образованию, здравоохранению и хорошим рабочим местам, заключают Бланше и его соавторы.

Источник. Иллюстрации: сайт «Эконс»/Econs.