Ацтекское богатство: остаться на какао-бобах

163
5 минут
Ацтекское богатство: остаться на какао-бобах

В древних государствах Латинской Америки в качестве товарных денег использовались плоды «шоколадного дерева»

У разных народов в процессе становления денежных отношений появлялись свои товарные деньги. Они определялись географическими и природными особенностями проживания этих народов. В древних государствах Латинской Америки – Мексике, Никарагуа, Гондурасе – ещё в XIV веке в качестве товарных денег использовались какао-бобы.

Драгоценные бобы Кецалькоатля

В некоторых частях доколумбовой Америки деньги буквально росли на деревьях.  Именно так писали испанские путешественники, описывавшие интересные истории – хронисты, прибывшие вслед за конкистадорами в Мексику и с удивлением обнаружившие, что деньгами в этих местах служат какао-бобы. Эти миндалевидные семена, содержащиеся в плодах «шоколадного дерева» местные жители наделяли магической силой бога Кецалькоатля, и какао-бобы приносили богатство и славу тем, кто ими владел.

В те времена основными районами – производителями какао были Чонтальпа и Соконуско в Мексике, а также бассейн реки Улуа в Гондурасе. Производство, торговля, потребление драгоценных бобов строго контролировались знатью и торговцами долины Мехико и Юкатана. Невысокие урожаи и сложности перевозки делали этот продукт очень дорогостоящим.

Как писал латиноамериканский исследователь Пьедад Пенише Риверо в своей статье «Драгоценные бобы Кецалькоатля» в мартовском 1990 года выпуске журнала «Курьер Юнеско», какао-бобы были, конечно, примитивной формой средств обращения и платежа, и поначалу они не могли полностью выполнять функцию денег. Какао-бобы широко применялись как средство обмена товарами, но в качестве меры стоимости ацтеки и майя чаще использовали куачтли – кусок хлопчатобумажной ткани, в изготовление которого было вложено определённое количество труда.

На Юкатане один куачтли соответствовал 450 часам труда. И хотя мы не знаем, сколько времени требовалось, чтобы выткать такое полотнище, составлявшее часть дани, которая взималась правителями ацтеков, известно, что оно стоило почти 100 бобов какао.

Поэтому можно утверждать, что хотя стоимость большинства находившихся в обращении товаров выражалась числом какао-бобов, в действительности же постоянной мерой стоимости были куски хлопчатобумажной ткани. Какао-бобы выполняли роль денег, очевидно, потому, что в отличие от ткани их можно было делить так, как требовалось.

Из какао-бобов древние обитатели Мексики готовили шоколад – ритуальный напиток, наслаждаться которым имели право только знать и воины. Большинство народа довольствовались пульке – алкогольным напитком из сока агавы. Такой запрет укреплял власть аристократии: считалось, что шоколад – пища богов – обладает волшебными свойствами. 

Шоколадная дань ацтеков 

Возможно также, что шоколад ассоциировался с кровью, проливавшейся во время человеческих жертвоприношений, особенно когда из груди жертвы вырывали сердце, чтобы поднести его богу Кецалькоатлю – пернатому змею, почитавшемуся в городах толтеков на полуострове Юкатан и в долине Мехико. В мексиканских мифах рассказывается, что «садовник рая» Кецалькоатль научил людей выращивать какао-бобы, когда жил в городе Тула. Отправляясь в заморское странствие, он зарыл в землю «деньги» того времени – морские раковины, перья, драгоценные камни. Вместо них он дал людям другое средство платежа – какао-бобы, наделив их божественной силой.

Ацтеки были последними местными владыками долины Мехико. Своим процветанием их империя, подчинившая себе все народы, некогда боровшиеся за власть над долиной, была обязана богатой дани, собираемой с тридцати восьми провинций. Согласно «Кодексу Мендоса» – ацтекскому рукописному манускрипту – на долю одной из таких провинций, Соконуско, приходилась почти половина всех какао-бобов, получаемых государством ацтеков. Сначала какао-бобы свозили в специальные хранилища, а потом доставляли в центры имперской власти – храмы и казармы: ацтекские воины, как говорят дошедшие до нас источники, потребляли шоколад в огромных количествах. В отличие от ацтеков политическая и торговая элиты майя фактически представляли единое целое, поэтому здесь какао было предметом торговли, а не данью.

Наряду с плодами «шоколадного дерева» в торговле шло обращение определённого количества хлопчатобумажных тканей. Именно эти товары повсеместно служили стоимостным эквивалентом для всех других видов товаров, включая и те сельскохозяйственные территории, где выращивались на продажу зерновые культуры. Когда же с крестьянских общин стали взимать налог в виде рабочей силы, возникло рабство: людей стали продавать и покупать за какао-бобы. Как написал испанский хронист Диего де Ланда, майя, жившие на Юкатане, имели большую склонность к торговле. Они привозили в Улуа и Табаско соль, одежду, рабов и меняли их на какао-бобы и нанизанные на нитки камушки, служившие им деньгами, на которые они покупали новых рабов и другие красивые камни.

Благодаря рабам майя и, возможно, ацтекам урожайность шоколадных деревьев повысилась, что, по всей вероятности, способствовало распространению какао и среди низших классов. Правда, оно всегда находилось под контролем знати. Ряд этнографических хроник начала колониального периода подтверждает, что какао-бобы использовались как пожертвования на похоронах и в качестве свадебного подарка.

Не все в шоколаде

Какую же роль играли какао-бобы в накоплении богатств? Среди майя и ацтеков отношение к этому было разным и, как правило, определялось социальным статусом. Так, в долине Мехико торговцам, чтобы не обидеть могущественного правителя, необходимо было проявлять большую осмотрительность. Поэтому, как сообщал Бернардино де Саагун, они одевались скромно, порой даже бедно. Из-за жадности знати торговцы-почтеки были вынуждены жертвовать целые партии какао-бобов в качестве подарков и пожертвовании храмам.

Если в долине Мехико владение большим количеством какао-бобов определяло главным образом лишь социальный статус, то ица, жившие на Юкатане, землевладельцы которых имели множество рабов и великолепно украшенные жилища, вкладывали своё богатство в расширение товарного сельского хозяйства и приобретение ещё большего числа рабов. Это объясняет, почему испанцы сохранили на Юкатане какао-бобы в качестве денег, но единицей стоимости считали уже не полотнища ткани, а собственную денежную единицу (реал), продолжая, однако, соотносить её с колебаниями в производстве какао-бобов.

Даже в XIX веке какао-бобы всё ещё использовались в качестве средства оплаты труда наёмных рабочих на Юкатане и в других районах Центральной Америки. Об этом свидетельствует, например, отчёт североамериканского путешественника Джона Л. Стефенса, который в 1842 году отмечал, что на Юкатане нет медных монет или других металлических денег достоинством менее полреала, что заработки индейцев очень скудны и их едва хватает на самое необходимое и что какао-бобы широко используются здесь в качестве мелкой разменной монеты.