«Эконс»: Простой расчет

526
7 минут
«Эконс»: Простой расчет

Как устроены налоговые режимы для малого бизнеса

«Эконс»/Econs, Ольга Волкова, 27.03.2024

Многие страны создают специальные налоговые режимы для самозанятых и малого бизнеса. Это стимулирует предпринимателей работать легально, однако нередко упрощенные режимы налогообложения оказываются не такими уж простыми, проанализировали эксперты ОЭСР.

Действующие в разных странах схемы упрощенного налогообложения могут отличаться, но инструменты часто похожи или, во всяком случае, строятся на общих принципах, проанализировали эксперты ОЭСР упрощенные налоговые режимы одиннадцати стран Европы, Латинской Америки и Африки (обзор охватывает в общей сложности 20 действующих режимов). Цель «упрощенки» – снизить налоговую нагрузку и издержки соблюдения налогового законодательства для микро- и малых предприятий, чтобы стимулировать их вести бизнес легально и чтобы сократить издержки администрирования для налоговых органов. И эти схемы востребованы: например, в Бразилии к 2022 г. упрощенными режимами пользовалось более 19 млн микро-, малых и средних предприятий, во Франции это число составляло почти 2 млн в конце 2020 г., а в Италии в том же году превышало 1,5 млн, оценивают авторы обзора ОЭСР. Однако упрощенные режимы часто оказываются не такими уж упрощенными.

2024-05-17_Эконс_Простой_расчет_02.jpg

Общие черты

Почти все режимы, которые вошли в обзор ОЭСР, предназначены для микробизнеса. Аргентина, Тунис, Уругвай также применяют специальные режимы для самозанятых работников – как правило, этот статус не позволяет нанимать сотрудников. Большинство упрощенных налоговых режимов, за исключением предназначенных для самозанятых, не вводят прямого запрета на наем работников, но могут вводить ограничения на численность персонала или на расходы на него. Авторы отмечают, что введение таких лимитов может иметь нежелательные последствия, так как способствует найму работников без каких-либо формальных соглашений с ними.

В основном упрощенные налоговые режимы предполагают либо применение ставки к обороту, либо единовременные выплаты – так построено упрощенное налогообложение в 15 из 20 рассматриваемых авторами примеров. Остальные 5 либо сочетают эти два параметра, либо опираются на другие индикаторы экономической активности. Например, в Коста-Рике налоговая база определяется на основе вложений бизнеса в промежуточные товары и расходов на персонал, а в Мексике – на основе чистой прибыли.

Для самозанятых, как правило, вводятся единовременные платежи – они, во-первых, прозрачны, а во-вторых, не требуют ведения бухгалтерии. Когда речь идет все же о микропредприятиях, чаще всего они платят налог с оборота или валового дохода (тогда учитываются также финансовые доходы, доходы от аренды и т.д.). В основном упрощенные режимы предполагают, что налогоплательщик освобождается от стандартного налога на доход – персональный или корпоративный. Единственное исключение из этого правила – налоговый режим, применяемый к микропредприятиям во Франции: он интегрирует налоговую базу (оборот с поправкой на издержки) в расчет стандартного налога на доход физического лица.

Зачастую мелкий бизнес освобождается от налога на добавленную стоимость (НДС), однако принцип, по которому это делается, различается в разных юрисдикциях: в одних освобождение полное, в других оно зависит, например, от того, не превышает ли оборот пороговое значение (так схема устроена, в частности, в Колумбии и во Франции). Почти все упрощенные налоговые режимы могут применяться бессрочно при условии, что продолжают соблюдаться все необходимые критерии.

2024-05-17_Эконс_Простой_расчет_03.jpg

Оптимальные стратегии

Экономисты выделяют наилучшие практики в области упрощенного налогообложения. Например, таковой они считают применение упрощенного режима к широкому кругу бизнесов, когда возможности использовать его лишены лишь высокоприбыльные предприятия или высококвалифицированные профессии. Так, из аргентинской схемы Monotax исключены импортеры, из венгерской KATA – транзакции, связанные с недвижимостью и ее арендой, а из мексиканской RESICO – работа через цифровые платформы.

При этом юрисдикции стараются дестимулировать дробление бизнеса. Наличие порогового значения по обороту создает стимулы делить компанию на части, и, чтобы этого не происходило, в некоторых странах устанавливают лимит на количество единиц бизнеса, которые могут управляться одним налогоплательщиком (например, в Аргентине таких может быть не более трех), а другие вводят лимиты на оборот по «зонтичному» принципу, охватывая все бизнесы налогоплательщика (такой принцип действует в Бразилии и Колумбии). В некоторых странах требования жестче: режимы Monotax в Уругвае, SIMEI в Бразилии и RESICO в Мексике вообще действуют по принципу «один владелец – один бизнес».

Чтобы снизить риск занижения компаниями данных, которые они сообщают в налоговые органы, страны дополняют эти критерии другими – такими, которые коррелируют с доходом и которые сложно сфабриковать. В Аргентине такими параметрами выступают площадь коммерческих помещений, потребление электричества и годовой размер арендной платы; в Коста-Рике и Уругвае есть ограничения на размеры активов; в ряде стран акционерами могут быть только физические лица.

Для самозанятых критерии еще более жесткие. В частности, регуляторы стремятся не позволить злоупотреблять режимами самозанятости в ситуациях, когда фактически речь идет об обычных отношениях найма. В Италии с этой целью самозанятым запрещено в качестве основного клиента иметь текущего или бывшего работодателя, а в рамках венгерского KATA с 2022 г. в принципе нельзя предоставлять услуги не потребителям, а компаниям.

2024-05-17_Эконс_Простой_расчет_04.jpg

Секторальные коэффициенты экономисты ОЭСР тоже относят к наилучшим практикам, так как они позволяют согласовать налоговое бремя со средней прибыльностью разных видов деятельности. Где-то это разграничение носит достаточно общий характер: во Франции, например, ставки и лимиты по обороту различаются для трех групп микропредприятий – тех, кто занимается продажами или арендой недвижимости; тех, кто предоставляет услуги; и тех, кто получает некоммерческую прибыль. В других юрисдикциях групп может быть значительно больше – скажем, в Коста-Рике их 22 и у каждой из них своя ставка налога.

Кроме того, некоторые юрисдикции вводят для микропредприятий более низкую ставку налога и затем постепенно повышают ее до целевой – предполагается, что это стимулирует формальную регистрацию бизнеса. Наконец, по мере роста оборота компании страны могут применять прогрессивную шкалу налогообложения, чтобы малый бизнес не избегал перехода на стандартный налоговый режим, когда приближается к общему порогу по обороту, установленному для малого бизнеса. Такой «постепенной адаптации» также способствуют переходные периоды, установленные для смены упрощенного налогового режима на стандартный, когда бизнес перестает соответствовать критериям малого.

Еще один способ бороться с занижением подаваемых в налоговую данных – стимулирование бизнеса выдавать электронные чеки и получать выплаты по электронным же каналам. Скажем, в Аргентине это обязательное требование (и для выставления счетов там используется специальное приложение), а в Колумбии с этой целью предусмотрен налоговый вычет. В целом налоговые органы стремятся упростить администрирование налогов для малого бизнеса – за счет онлайн-инструментов (приложений, чатов с налоговыми консультантами), разрешений на выплату налогов «в рассрочку» или по нестандартному расписанию.

2024-05-17_Эконс_Простой_расчет_05.jpg

Сложная «упрощенка»

Несмотря на то, что цель упрощенных налоговых режимов, как и следует из их названия, в том, чтобы облегчить для микро- и малого бизнеса соблюдение налогового законодательства, часто эти режимы все равно страдают от чрезмерной сложности, признают специалисты ОЭСР. Это мешает, в частности, охватить самые низкодоходные группы самозанятых, у которых ограничены управленческие навыки, и вовлечь их в формальную экономику. Сложность мешает мониторить соблюдение правил и, соответственно, предотвращать уклонение от налогов.

Обычно чрезмерная сложность бывает связана с запутанными методами расчета налоговой базы, крайне специфическими – и труднопроверяемыми – критериями отбора или пересекающимися целевыми группами. Отдельная проблема – частый пересмотр правил: он создает неопределенность и тем самым мешает соблюдению законодательства.

Проблемы возникают и тогда, когда масштаб упрощенных налоговых режимов бывает или слишком узким, или слишком широким. В первом случае возникает своеобразное «налоговое неравенство», когда похожие бизнесы подпадают под разные налоговые ставки. Во втором, напротив, разные компании и работники оказываются объединены в одну группу – тогда бизнесы с разными возможностями сталкиваются с одинаковым налоговым и административным бременем.

2024-05-17_Эконс_Простой_расчет_06.jpg

При этом многим юрисдикциям не хватает данных для оценки эффективности применяемых режимов, а исследований, посвященных этой проблеме, не так много, пишут экономисты. Это касается как самых простых индикаторов, таких как число зарегистрированных бизнесов, так и регулярных мониторингов исполнения действующих правил. Особенно полезными могли бы стать опросы бизнеса, функционирующего в неформальном секторе, считают эксперты ОЭСР.

Они приводят пример недавнего исследования неформального сектора Аккры: оно показало, что самозанятые в столице Ганы платят целую серию налогов в дополнение к предусмотренным упрощенным налоговым режимом. При этом платежи эти оказались регрессивными. То есть упрощенный налоговый режим в стране мог бы стать более эффективным, если бы в него были интегрированы региональные налоги и сборы, заключают экономисты ОЭСР.

Источник. Иллюстрации из открытых источников.