«Эконс»: Web-3: следующая интернет-революция

291
10 минут
«Эконс»: Web-3: следующая интернет-революция

Это новая парадигма, которая может определить новую эру в развитии интернета

«Эконс»/Econs, Харанг ДжуГеоргиос Петропулос, 15.02.2023

«Токенизация всего» на основе технологии блокчейн может привести к радикальным преобразованиям на рынках товаров и услуг, изменив модели бизнеса и поведение потребителей. С одной стороны, это дает людям новые возможности, с другой – требует нового регулирования.

Web-3 – это новая парадигма, которая может определить новую эру в развитии интернета. Web-3 основан на технологии блокчейн, при помощи которой сеть компьютеров, называемых узлами, может выполнять и подтверждать изменения в публичном реестре. Блокчейн можно использовать для записи прав собственности на товары и требований на оказание услуг, и, поскольку эта информация является публичной, право собственности может быть проверено кем угодно. Это может означать сдвиг, который изменит существующие цифровые бизнес-модели и предоставит новые возможности компаниям и потребителям. Однако для того, чтобы извлечь максимальную пользу из грядущей цифровой революции, необходимо: разработать новые правила, юридические руководящие принципы и стратегии маркетинга, а также повысить осведомленность пользователей.

Web-3 придет на смену эре Web-1 (1994–2004 гг.) и эре Web-2 (c 2004 г. по настоящее время). Web-1 для большинства пользователей был эпохой «только чтения» (read-only). Создатели могли только размещать контент, а пользователи – только читать его. В онлайн пришел традиционный бизнес, например газеты и ритейл. В этот период были разработаны поисковые системы и торговые площадки, позволяющие пользователям получать доступ к информации и покупать онлайн книги и другие физические товары. Появились новые компании, работающие в этих областях, а Google, Amazon и другие лидеры рынка сегодня стали одними из самых дорогих компаний мира.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_02.jpg

Web-2 – это «чтение и письмо» (read-write). Пользователи могут создавать собственный контент и предоставлять услуги другим пользователям. В эту эпоху появились социальные медиаплатформы, такие как TikTok, YouTube и Twitter, и платформы онлайн-сервисов, такие как Uber и Airbnb. Web-2 расширил для интернет-пользователей возможность продавать собственные активы. А также нарушил традиционные бизнес-модели, предоставив возможность поставщикам услуг удовлетворять потенциальный спрос через новые платформы вместо традиционных каналов поставок.

Web-3 – это уже «чтение, письмо и владение» (read-write-own), термин, введенный в 2014 г. Он отражает возможности новых приложений, которые будут захватывать существующие или работать параллельно с ними. Web-3 начался с движения шифропанков, которое представляют пользователи, отказывающиеся полагаться на услуги посредников – банков, правительств и платформ. С Web-3 бизнес может предлагать продукты на базе открытых децентрализованных протоколов точно так же, как это уже делается посредством первоначальных интернет-протоколов – например, гиперссылок или электронной почты.

Однако отличие Web-3 в том, что теперь пользователи могут стать владельцами токенов – абстрактных единиц, которые могут представлять любой цифровой актив. Токены можно рассматривать как инструмент на предъявителя, право собственности на который подтверждается через цифровые записи блокчейна или цифрового кошелька. Имея токены, пользователь может аккумулировать любые активы, торговать ими, дарить их, кредитовать других, платить и проверять, кому принадлежит право собственности на тот или иной актив. Поэтому сегодня так важно знать, в чем технология блокчейн может помочь бизнесу использовать инновации, а в чем не может.

Модные слова, используемые в Web-3, такие как криптовалюта и невзаимозаменяемые токены (non-fungible tokens, NFT), делают непонятным для многих потенциал блокчейна и предстоящей «токенизации всего». При этом репутации Web-3 нередко вредят хакеры, аферы и мошенничества, сами пользователи неопытны, а нормативные требования отсутствуют. Криптовалюта, хотя и достаточно популярна, представляет собой только один вид актива – валюту. NFT – это способ токенизировать невзаимозаменяемые активы, такие как цифровое изобразительное искусство или музыка, в то время как обычные токены (или коины) более взаимозаменяемы.

На начальной стадии перехода к Web-3 бизнес будет токенизировать многие существующие товары и услуги. Но на более поздних этапах начнется настоящая революция, когда на базе новой технологии возникнет совершенно другой тип бизнеса. Точно такой же переворот произвел Web-1, когда – как объяснял основатель Microsoft Билл Гейтс в интервью в 1995 г. – интернет заменил сразу традиционную почту, радио и телефонные справочники.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_03.jpg

Будущее Web-3

Появятся менее централизованные рынки и интернет-структуры. Вместо того чтобы получать, как сейчас, доступ к онлайн-сервисам через Facebook (принадлежит компании Meta, признанной в России экстремистской организацией, и заблокирован на территории России. – Прим. «Эконс»), Google или Amazon, пользователи смогут сами владеть и управлять разделами интернета. Им не придется полагаться на централизованные платформы для доступа к услугам. Онлайн-взаимодействия будут осуществляться с помощью токенов. Обладатели токенов смогут свободно передавать, предоставлять взаймы, перепродавать или дарить свои токенизированные цифровые активы. Появление децентрализованных структур на рынке открывает двери для принципиально нового поведения пользователей и новых возможностей для бизнеса.

Например, в эру Web-3 социальным сетям не придется полагаться на централизованные платформы, которые устанавливают правила для своих экосистем и обеспечивают взаимодействие между поставщиками (например, рекламодателями) и потребителями (например, пользователями соцсетей). Такая децентрализация социальных сетей станет возможной благодаря тому, что блокчейн размещается в сети узлов – компьютеров, работающих под управлением приложения, которое взаимодействует и координирует свои действия с другими узлами в сети. Это не централизованные платформы (хотя они различаются по степени децентрализации). Децентрализованные приложения (dapps) основаны на смарт-контрактах (программах, которые отслеживают и обеспечивают исполнение обязательств), которые, в свою очередь, работают на узлах блокчейн-сети.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_04.jpg

Смарт-контракты могут заменить централизованные платформы. Все узлы сети могут просто запускать децентрализованные приложения, основанные на смарт-контрактах, и взаимодействовать между собой. Люди, в свою очередь, смогут взаимодействовать через владение токенами и их передачу друг другу внутри своих соцсетей. Посты пользователей, их «лайки» и комментарии могут храниться в блокчейне, а, например, фанаты могут отблагодарить создателей понравившегося контента, отправляя им токены из своих цифровых кошельков.

В эпоху Web-3 люди смогут подключиться к той или иной сети, просто «прочитав» и «записав» смарт-контракты (например, обмениваясь токенами). Все данные, которые хранит блокчейн, публичны, то есть любой может прочитать посты других пользователей, если на них не распространяются особые условия конфиденциальности. Сообщения будут просматриваться через традиционные веб-сайты и приложения, которые взаимодействуют с блокчейном.

Аналогичная структура будет и у других форм онлайн-взаимодействия. Онлайн-торговле больше не потребуется присутствие на централизованных маркетплейсах, которые обеспечивают онлайн-транзакции и управляют ими. По факту примеры онлайн-торговли токенами через децентрализованные приложения уже есть. Можно ожидать, что в эру Web-3 использование этого механизма расширится и станет мейнстримом. Люди и бизнес будут торговать, используя токены из своих цифровых кошельков, то есть децентрализованный и прямой способ обмена принадлежащих им цифровых (или физических) активов.

Провайдеры контента будут выпускать токены, подтверждающие права собственности на этот контент, и будут распространять их среди потребителей. В отличие от нынешней бизнес-модели, основанной на подписке на контент, потребители смогут перепродавать свои токены на вторичном рынке, а создатели контента – получать роялти. Будут созданы новые бизнес-модели, которые позволят получать роялти членам сообществ за счет продаж своих прав собственности на вторичном рынке.

Стоит отметить, что в то время как цифровые товары могут быть запрограммированы как «скоропортящиеся» (то есть игра может перестать работать после сезона, который ей отводят создатели), сам по себе токен долговечен и будет действовать, пока существует выпустившая его блокчейн-сеть. Таким образом, владение токеном может рассматриваться как владение активом.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_05.jpg

Рано или поздно такие обыденные цифровые активы, как документы (например, платежные квитанции или билеты), будут токенизированы. Получение водительских прав может стать такой же простой процедурой, как проверка документов, внесенных в блокчейн и подтверждающих, например, место жительства с помощью одной криптографической подписи.

Безусловно, это потребует дополнительных функций конфиденциальности, которые позволят проводить проверку при сокрытии содержимого актива. Сейчас разрабатывается инфраструктура, обеспечивающая конфиденциальность информации, которую можно открыто проверить в сети. Поскольку объем персональных данных, накапливаемых в блокчейне, растет, от его использования могут выиграть государственные органы, которые выдают лицензии и другие документы. Все эти примеры говорят о том, что в принципе токенизированы может быть почти все, и это потенциально делает Web-3 самым радикальным технологическим прорывом всех трех эпох интернета.

Эпоха Web-3 не так уж далека. Многие товары уже токенизированы или находятся в начале этого процесса. Примеры включают токенизированное искусство, аватарки и фото в профилях пользователей, музыку, блоги, права собственности на децентрализованные протоколы, игры, недвижимость и даже права на интеллектуальную собственность.

Например, чтобы создать комьюнити своих поклонников, журнал Times продал NFT под названием TIMEPieces (игра слов: pieces означает «статьи» или «кусочки», time pieces – «фрагменты времени», timepiece – «часы», «хронометр». – Прим. «Эконс»). Создатели игр токенизируют своих персонажей и виртуальные носимые устройства, токенизируются даже тексты, а, например, сеть Starbucks обкатывает программу лояльности, вознаграждая клиентов за повторные покупки долговечными, программируемыми и торгуемыми баллами в блокчейне Polygon.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_06.jpg

Поддержка инноваций Web-3

Для того чтобы использование приложений Web-3 стало возможным, необходимы инфраструктура и пользовательский опыт. Ончейн-активы суверенны в том смысле, что полный контроль над ними находится только у их собственников. Только пользователь, владеющий ключом (паролем) от своего цифрового кошелька, может управлять хранящимися в этом кошельке токенами. Однако такая самостоятельность требует от пользователей ответственности за хранение своих токенов. Если пользователь теряет ключ, никто – ни одна компания, ни даже государство – не сможет вернуть ему токены. Таким образом, для того чтобы приложения Web-3 получили широкое распространение, компаниям будет необходимо брать на хранение активы пользователей в кастодиальных кошельках, позволяя пользователям отправлять токены на свои собственные кошельки с самостоятельным хранением.

Еще более жесткими должны быть требования к правовым руководящим принципам для цифровых активов. Web-3 потребует новой нормативно-правовой инфраструктуры, чтобы гарантировать, что используемые токены не украдены или не были получены за счет злоупотреблений. Главный вопрос здесь в том, рассматривать ли токены как ценные бумаги или как товар. Поскольку токены программируемы и торгуемы, цифровые активы могут иметь характеристики и ценных бумаг, и товара. Например, является ли токен, который распределяет вознаграждение за использование протокола, ценной бумагой? Комиссия по ценным бумагам США считает, что является. С другой стороны, Комиссия по торговле товарными фьючерсами США и многие законодатели признают большинство токенов товарами (см. американские закон о защите потребителей цифровых товаров, закон об ответственных финансовых инновациях и закон о цифровых товарных биржах). Между тем бизнесу нужны юридические рекомендации относительно токенизации цифровых активов, а потребителям – защита от мошенничества, особенно тем, кто владеет токенами, чьи характеристики ближе к ценным бумагам.

Другие сферы, где может потребоваться регуляторное руководство относительно цифровых активов, – выпуск стейблкоинов (то есть токенов, привязанных к фиатным валютам), работа централизованных бирж и финансовые услуги, а также деятельность децентрализованных автономных организаций. В 2022 г. глобальные транзакции с использованием стейблкоинов превысили $7 трлн (более чем втрое больше объема транзакций через платежную систему Mastercard в том же году), но регулирование стейблкоинов только начинается. Регулировать стейблкоины, привязанные к фиатным валютам, относительно просто; сложнее, но не менее важно регулировать алгоритмические стейблкоины, чья фиатная привязка поддерживается при помощи теории игр и алгоритмов.

2023-02-23_Эконс_Web-3_следующая_интернет-революция_07.jpg

Потребители должны получить защиту через регулирование там, где это необходимо, но в равной степени важно не ставить препоны на пути развития инноваций, несущих потребителям колоссальную выгоду. Обе цели достижимы при условии тщательной адаптации существующего регулирования и регулирующих органов к использованию и применению технологий блокчейн в эру Web-3. Политики должны обеспечить бизнес надлежащими руководствами, касающимися токенизации цифровых активов, и защитить потребителей от мошенничеств и других непреднамеренных последствий владения цифровыми активами. Каждый должен сыграть определенную роль в обеспечении того, чтобы блокчейн-технология улучшала социальное благосостояние бизнеса и потребителей.

Оригинал статьи опубликован на сайте европейского аналитического центра Bruegel. Перевод выполнен редакцией Econs.online.

Источник.